Мышление руководителя: Есть ли жизнь после ухода из организации?

Некоторые мои клиенты, с которыми продолжаю работать онлайн, уже поняли, что вряд ли к осени останутся в той компании, где они сейчас. По разным причинам. Сначала, ясное дело, хотят отдохнуть месяц-три (жаль, по миру уже не попутешествуешь), но потом вопрос: «А что дальше? — Другая компания — какая? Свой бизнес — какой?»

Кто-то из них спрашивает меня: «А насколько лично у меня может получиться свой бизнес, свое дело?» Причем вопрос не про зарабатывание денег, а именно про существование вне организации.

Этот вопрос напоминает мне вопрос: «А есть ли жизнь после смерти?» — В обоих этих вопросах укоренено одно и то же когнитивное искажение: предположение о неизменности личности того, о ком спрашивают.

Я обнаружил существование этого когнитивного искажения, когда после университета попал в армию солдатом: другая среда, другой мир…

Элитные войска

Нет, ничего такого уж экстраординарного. Служил я в элитных космических частях, куда солдат набирали с образованием не ниже среднего технического, плюс только из центральных регионов страны. Например, призывники с национальных окраин могли попасть в космические части только если их призывали из Москвы или какого-то другого крупного города, например, после обучения там в вузе или техникуме.

Поэтому сослуживцы мои звезд с неба хотя и не хватали, но и «зверей» (во всех смыслах этого слова) среди них не было. Уровень неуставных отношений в космических частях и так традиционно был невысок, а в то время еще в них был самый разгар кампании «борьбы с глумлениями и издевательствами».

Технически у каждого солдата в нашем подразделении была своя воинская специальность. И периодически мы должны были выходить на дежурство на станцию — пункт контроля и управления космическими аппаратами для сопровождения их пролета («витка») над нашей территорией.

Но личного состава в части не хватало, поэтому обязанности солдат во время витка (честно говоря, в большинстве своем крайне примитивные — умная обезьяна, может быть, справилась бы) в дополнении к своим выполняли офицеры. А солдаты больше занимались жизнеобеспечением части: караулы, наряды (в том числе и на котельную зимой).

Не самая интеллектуальная обстановка для математика-краснодипломника. 😊 Поговорить точно было не с кем. Плюс сибирский климат (если зимой до -40 не опускается, то зима в этот год теплая), однообразная пища, армейская ритуальность с бессмысленной тратой времени на построения и прочие приблуды, специфика отношений между солдатами и с офицерами не боевой части, монотонность во всем…

С другой стороны, как уже сказал, ничего совсем уж экстремального, а тем более, трагического или угрожающего. Был даже доступ к библиотеке с нормальным выбором книг и время, чтобы почитать.

Почти по Франклу: изменение смыслов

Но вдруг замечаю, что художественную и документальную литературу я легко читаю и осмысливаю, а вот присланная мне родными книга по немонотонной логике (моей будущей специализации в аспирантуре) воспринимается как-то с трудом. И дело не в сложности материала, а как будто бы какая-то «дымка» перед текстом появляется, не дающая на нем сконцентрироваться.

И у тела какие-то другие «интересы» появились. Например, начнешь есть сладкое, присланное из дома или купленное в «чайнике», и остановиться не можешь.

Привыкший отождествлять себя больше со своим интеллектом, я вдруг обнаружил, что изменение внешней среды способно сильно повлиять на мое восприятие себя, на мои интеллектуальные и эмоциональные процессы. Хотя если бы меня увидел человек из прошлой университетской жизни, он, может быть, при достаточной чуткости, отметил бы какую-то появившуюся во мне «замороченность», но, разумеется, у него не было бы сомнения, что я это я.

Поглощая в то время начавшиеся активно публиковаться книги и статьи о жизни заключенных в немецких концлагерях и лагерях Гулага, я понимал, что армия — это их лайтовая версия. И изменения, которые я замечал в себе, были весьма сходны по направленности с личностными изменениями у заключенных.

Причем, если я еще активно поддерживал связь со своим прошлым несколькими письмами в неделю своим близким, то большинство сослуживцев, как минимум через год почти переставало писать домой.

А личность человека, ваше Я и состоит из того, что вы помните о себе и за какой отрезок времени. Стереть память — и перед нами другой человек.

Тело и дух

После армии я стал гораздо менее самонадеянным относительно устойчивости моей личности — такой, какой я воспринимаю ее в обычной жизни.

То, как человек воспринимает себя, то, что он думает, кто он есть «на самом деле», слишком зависит от окружения, условий в которых существует его тело.

И не говорю уже о более прозаических вещах: и пища, которой мы питаемся, и чистота воздуха, которым мы дышим очень сильно могут повлиять на наше интеллектуальное и эмоциональное состояние. — Фактически, на наше Я.

А есть еще бактерии, которые переваривают нам пищу. Только замена одних бактерий на другие может серьезно сказаться на вашей личности. Или паразиты. Насколько мне известно, токсоплазма, поселившаяся в организме у мыши, делает ее более смелой, если не сказать, безрассудной. — Чтобы ее быстрее съела кошка, так как, размножившись в ее организме, именно через фекалии кошки токсоплазма идет распространятся дальше. Не проверял по первоисточнику, но читал, что и у людей токсоплазма производит сходные личностные изменения.

Да и в целом наш характер определяется уровнем различных гормонов в теле.

Есть и более простые примеры влияния тела на личность. После поступления в университет характер моей знакомой изменился. Он стала менее жизнерадостной, более вялой, особенно во второй половине дня. Больше года она объясняла это себе возросшими учебными нагрузками, пока не проверила сосуды.

Оказывается, ее мозг просто стал получать недостаточно кислорода из-за того, что мышцы шеи пережимали артерию, его питающую. Курс мануальной терапии вернул ей жизнерадостность, вернул ее личность. До сих пор поддерживает свою личность периодическими походами к мануальщику.

А люди-то точно актеры!

Поэтому, спрашивая себя, есть ли жизнь после смерти, нужно ясно осознавать заложенное в этом вопросе когнитивное искажение. — Предположение о какой-то вашей личностной неизменности, о сохранности после смерти вашего Я.

Но ведь даже если предполагать бессмертность души (вне зависимости от того, что под этим иметь в виду), то сможет ли она сохранить хоть малую толику идентичности вашей личности, вас самих после потери тела, когда в земной жизни даже естественные воздействия на тело или изменения в нем способны повлиять на вашу личность?

Личностно мы действительно здесь как актеры на сцене — слишком зависимы и от сценария, и от предлагаемых обстоятельств, и от декораций, и от освещения… О «режиссере» даже задумываться не хочется.

Поэтому вопрос: «А что будет после смерти, если там жизнь?» — сродни вопросу, который мог бы задать на сцене актер, полностью вошедший в роль Ромео, актрисе, полностью вошедшей в роль Джульетты: «Что будет с нами, когда спектакль закончится?»

Абсолютно бессмысленный вопрос, на который невозможно ответить, так как тех «нас», которые будут (наверное) после спектакля, на сцене нет. Здесь и сейчас есть какие-то «мы», в прямом смысле воПЛОТившиеся в Ромео и Джульетту. И эти воплотившиеся «мы» ничего не знаем и не можем знать, кто там будет после сходя со сцены: молодой артист любительского театра, мечтающий о поступлении в ГИТИС, а сейчас подрабатывающий курьером, и бывшая прима, которой режиссер провинциального театра предпочел молодую? Или кто-то еще?

А может оказаться, что и никого не будет. Если мы ошиблись, и то, что сейчас происходит, не игра на сцене, а показ фильма. И все просто исчезнет, как только экран потухнет.

Хорошо же сказал Эпикур, что смерть к человеку не имеет никакого отношения: когда человек есть, смерти нет; а когда приходит смерть, человека нет.

«Узнав Себя и приняв, проникшись обликом, мы становимся тем, чем мы являлись на Самом Деле, навсегда» — Бардо́ Тхёдо́л

Аналогично и вопрос руководителя, пусть даже топ-менеджера, но всю жизнь проработавшего наемником: «А насколько лично у меня может получиться свой бизнес, свое дело?» — бессмысленен. В нем то же самое когнитивное искажение — на основе бессознательного предположения о том, что с выходом в самостоятельное (или с партнерами) рыночное плавание его Я (и личностное, и профессиональное) не изменится.

Изменится, еще как. Может и весьма непредсказуемо. Причем в любом направлении. Разные варианты за долгое время индивидуальной работы с руководителями я видел.

Что же делать, если возникает подобный вопрос?

Да то же, что делают обеспокоенные жизнью после смерти:

  1. Изучают соответствующие пособия по стадиям умирания и перевоплощения, например «Тибетскую книгу мертвых» — Бардо́ Тхёдо́л
  2. Медитируют и занимаются другими практиками, чтобы нащупать в себе «душу» — то самое «сущностное Я», которое, как можно/хочется надеяться, сохранится и при отделении от тела.
  3. Практикуют экстатические и другие измененные состояния сознания, в которых, пытаются/надеются получить опыт выхода за пределы своего тела. — Потренироваться на будущее, так сказать.

Аналогично и наемный руководитель может:

  1. Почитать учебные пособия и пройти курсы по предпринимательству.
  2. Через самопознание, самопонимание разобраться со своим «Предпринимательским Я» — насколько оно у него сильное. Лучше это делать в диалоге с ментором, адекватным коучем или психоаналитиком.
  3. Еще работая в организации, попрактиковать выходы за ее пределы через самостоятельные или совместные с кем-то предпринимательские проекты. Пусть даже совсем простенькие.

Как и в случае с «жизнью после смерти» полных гарантий успешного перехода во внетелесный, простите, внеорганизацонный мир это не обеспечит. Но, как провозглашается в некоторых эзотерических школах: «Мы не знаем, есть ли жизнь после смерти. Но выбираем верить, что она есть. Если ее нет, ничего не теряем, а если есть, то у нас надежда, что не упустим ее. — В отличие от тех, кто ее отрицает.»

Да и вообще, предварительная подготовка к жизни вне организации или хотя бы взвешенные размышления о ней, делает и жизнь в организации менее напряженной и тревожной.



Добавить комментарий